Поиск

Защитники животных стремятся выиграть тендер на отлавливание бездомных собак

Как теперь будет работать отлов животных?

Новый порядок, установленный вступившим в силу федеральным законом и постановлением кабмина РТ, должен исключить скандалы, подобные прошлогодним, когда отловленных животных массово умерщвляли, причем потенциально болезненным препаратом

Тогда ситуация привлекала внимание прокуратуры, возникала угроза уголовного дела (впрочем, до него не дошло)

Теперь отловленных собак будут транспортировать в приют, где их подлечат и провакцинируют. Животное будет содержаться в приюте 21 день, его стерилизуют и либо найдут ему хозяина, либо вернут обратно в естественную среду обитания. Порядок также предусматривает обязательную видеосъемку процесса отлова. У специалиста по отлову должно быть устройство по сканированию микрочипов, чтобы ненароком не забрать в приют домашнюю собаку.

Умерщвлять некоторых животных все же будут, но только тех, у кого выявили тяжелую травму или несовместимое с жизнью заболевание. Забегая вперед, скажем: зоозащитники и журналисты восприняли это как своеобразную лазейку. Они забеспокоились, что ловцы собак в силу каких-либо обстоятельств внезапно могут признать большинство отловленных животных неизлечимо больными, хотя принять решение может только квалифицированный ветеринар.

Фото Олега Тихонова

Общая сумма субвенций на отлов животных в Татарстане в период с 2020 по 2022 год составляет 56,5 млн рублей в год. По сравнению со старым порядком суммы выросли вдвое: раньше на эти цели выделялось 27,4 млн рублей в год.

Как выяснило «Реальное время», в ряде районов Татарстана уже объявили тендеры на отлов собак в 2020 году. Согласно тендерам, на одну собаку на все упомянутые цели выделяется примерно 4 тысячи рублей, из них около тысячи — на стерилизацию, 500 с небольшим рублей — на лечебные мероприятия, и по 100 рублей в день — на содержание животных в приюте. Судя по заявлению начальника правового отдела главного управления ветеринарии кабмина РТ Артура Исмагилова, все 56 млн рублей должны пойти только на цели, обозначенные в тендерах, — строительство новых приютов на эти деньги не предусматривается.

Волгоград: частный приют вместо муниципального

В Волгограде, как и в других городах-организаторах ЧМ-2018, были объявлены тендеры на отлов безнадзорных животных. Однако вскоре они были отменены под давлением общественников, а волгоградская областная дума внесла правки в законодательные акты о регулировании численности животных в регионе, убрав оттуда слово «уничтожение». А в апреле 2018 года в отношении директора муниципального предприятия по отлову и содержанию бездомных собак МКП «Горпитомник» Константина Епифанцева, его замов, ветеринарных врачей и ловцов возбудили уголовное дело из-за фальсификации показателей отловленных собак (показатели завышали) и незаконной эвтаназии в случае отлова. В «Горпитомнике» сменилось руководство, которое пошло навстречу активистам. Городские власти призвали частные приюты принимать больше отловленных животных, так как муниципальный приют не справлялся с этой задачей.

Стоимость содержания собаки, согласно муниципальным нормам, составляет 62 рубля. Изначально брать собак собирались пять приютов и содержать их на муниципальные средства, но реально откликнулся только один приют «Дино». Другие не решились брать собак на содержание за такие деньги. Сейчас в «Дино» находится более 200 собак. При этом стерилизует приют за свои деньги. Самая большая статья расходов частных приютов — ветеринария. Приют «Дино» переполнен, и поэтому ему разрешили после временной передержки вакцинированных и стерилизованных собак выпускать обратно. «Выпущенных собак заносят в реестр и тестируют на агрессивность. Мы сами заинтересованы в прохождении теста, потому что это большая ответственность — выпускать собак. В любой момент готовы её забрать, но как эта система приживается, мы пока не знаем», — говорит директор приюта «Дино» Анжела Макарова. По её словам, сейчас есть только устные договорённости с властями о запуске льготной программы стерилизации, которая предусматривает возмещение части расходов на эту операцию. «Мы пытаемся добиться государственной льготной стерилизации, потому что если допускать бесконтрольное размножение, мы никогда не решим проблему, и частных рук на это не хватит», — добавляет г-жа Макарова. По её словам, Волгоград — один из самых проблемных городов на Юге по численности бездомных собак. По данным областного комитета по ветеринарии, в Волгограде находится порядка 18 тысяч безнадзорных животных.  

Перспективно ли идти в подрядчики, если занимаешься зоозащитой

Маруся Лежнева говорит, что система обращения с безнадзорными животными до сих пор перестраивается. Так, на совещании Комитета по экологии 18 июня чиновники утверждали, что всего в шестнадцати российских регионах нет приютов и пунктов временного содержания. По мнению Лежневой, эта цифра занижена, а то, что уже есть, не всегда качественно.

«Я была в Ивановской области, в месте, которое они называют пунктом временного содержания, это ужасно. Меня поразил «приют» города Калязин: стоянка для служебного транспорта, очистительные машины, мужчины, которые ремонтируют машины. А на заднем дворе немножко зелени, и там стоят две клетки полтора на полтора метра, нет никакого навеса, мисок. И подрядчики мне: «Мы сюда собак привозим, передерживаем, вакцинируем, а потом выпускаем». «А кто их кормит?», — спрашиваю. «Ну мужики-то у нас честные, добрые, они хлебом кормят». То есть собак ловили, чуть-чуть содержали, даже не стерилизовали, и обратно выпускали, что в принципе бессмысленно», — вспоминает Лежнева.

Чтобы таких случаев стало меньше, с декабря 2018 года Ассоциация анализирует, насколько местные власти соблюдают федеральное законодательство: Екатерина Кузьменко отслеживает изменения регионального законодательства и изучает объявляемые закупки на регулирование численности животных. И хотя юрист все еще выявляет много нарушений закона и неточных формулировок, в целом динамика положительная. «Ситуация сильно улучшается даже по сравнению с тем, что было три месяца назад. До стабилизации еще далеко, но закупки становятся грамотнее, уровень качества услуг повышается. Когда мы только начинали мониторинг, регионов пятнадцать можно было назвать приличными, а сейчас их уже около одной трети», — соглашается с Кузьменко Маруся Лежнева.

По мнению Лежневой, мониторинг необходим для защиты животных, во-первых, от недобросовестных заказчиков и подрядчиков, и во-вторых, от противников нового закона в целом и метода ОСВВ в частности, которые могут сослаться на неэффективность способа и предложить снова отстреливать бродячих зверей. По ее оценкам, хороших подрядчиков в сфере зоозащиты не так много. Ассоциации «Благополучие животных» даже звонили из одного областного муниципалитета и просили провести курс для подрядчиков, так как на радиус 200 км нет ни одного человека, который смог бы выполнить заказ.

«Деньги есть, собаки есть, люди, готовые заключить контракт есть, а понимания, что именно нужно делать, нет», — поясняет Лежнева.

Вера Митина уверена, что уменьшить количество животных на улице можно только благодаря зоозащитникам: «У этих людей большой объем информированности и искреннее желание помочь. И если человек уже заботится о животных, можно сделать следующий шаг и стать подрядчиком в своем районе. Проводить ту же самую работу, которая будет хоть как-то компенсироваться государством».

Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Устранить проблему

Часть регионов по-прежнему не гнушается массовым уничтожением животных.

— На Чукотке месяц назад объявили закупку на отлов и утилизацию 160 собак. Сумма закупки составляла 1 млн рублей. В регионе нет приюта, и применить метод «отлов–стерилизация–вакцинация–выпуск» там не могут. Мы подали жалобу в ФАС, отменили закупку, заказчик был оштрафован, — рассказала юрисконсульт ассоциации «Благополучие животных», член команды проекта «Контроль закупок» Екатерина Кузьменко.

По ее словам, если у региона нет муниципального приюта, его обязанности можно передать частному учреждению, а не совершать противозаконные действия. Частники готовы получать субсидии и работать на благо региона, но есть нюанс, отметил Карен Даллакян.

— В тендере зачастую не оговариваются размеры и возраст собак. Мы сталкиваемся с коммерческими структурами, которым интересны только деньги, а не результат. Они ловят щенков и даже собирают их по объявлениям. С ними проще работать, их не надо лечить. Щенков запирают в приюте пожизненно, их уже нельзя выпустить, они не приспособлены к жизни на улице. Самки же остаются на улице и дают таким людям зарабатывать, — поделился эксперт.

Проблемы в этой сфере копятся, как снежный ком. Закон об ответственном обращении с животными был принят еще в 2018 году. Но хозяева продолжают выбрасывать питомцев на улицу, и те начинают там плодиться.

— Сейчас мы боремся со следствием, а не с причиной. А причина — бесконтрольное размножение животных и безответственное поведение людей. Телега не может ехать без лошади, — подчеркнула Анжела Макарова. — Мы забираем их с улицы, люди выбрасывают новых. Это конвейер, и он бесконечный.

Нормативы, которые сегодня регулируют обращение с животными, должны меняться, поскольку недавно были приняты поправки в Конституцию, уверен Карен Даллакян. С этого момента Россия стала второй страной мира после Германии, в которой основной закон страны защищает животных. В прежней Конституции не было обозначено ответственного обращения с ними.

Решить проблему призван законопроект о маркировке животных, в том числе собак и кошек, который Минсельхоз недавно разместил для общественного обсуждения. Если документ будет принят, систему идентификации введут в следующем году. В Минсельхозе «Известиям» пояснили, что эта процедура будет обязательной и для животных, которые попадают в приюты.

США и Европа: законы, налоги, муниципальные приюты

Можно застроить приютами всю страну и стерилизовать всех попадающих туда зверей, но если при этом люди будут относиться к животным как к вещам, проблема никогда полностью не решится.

В развитых странах ответственное отношение к животным в гражданах воспитывают своды правил и законов — федеральных, региональных и союзных (как Европейская конвенция по защите домашних животных). За их соблюдением следят комитеты, ассоциации и прочие организации вплоть до зоополиции.

За негуманное обращение с животными наказывают очень строго.

В Германии за брошенного домашнего питомца оштрафуют на 25 тысяч евро (2,01 млн рублей по курсу на 13.04.2020. — Прим. ред.), в Новой Зеландии — на 50 тысяч местных долларов (около 2,22 млн рублей), а могут и в тюрьму на год посадить. В Канаде штраф за оставленную в машине собаку может достигать 75 тысяч канадских долларов (около 3,96 млн рублей). За жестокое обращение или убийство животного в Англии и Уэльсе можно попасть в тюрьму на пять лет, в США — на семь.

Всё устроено так, чтобы животные не попадали к кому попало. Не каждый может позволить себе питомца из-за множества ограничений и высокой стоимости содержания.

Как это работает? Предположим, вы живете в Германии и решили завести собаку. Там защита животных в конституции, потому за их благополучием следят бдительно. Если вы снимаете жилье, вы обязаны получить от арендодателя письменное разрешение. Гипотетически он может вам его не дать, и тогда придется оспаривать его запрет в суде или искать новую квартиру.

При этом щенка могут не отдать даже за деньги — например, если узнают, что вы проводите вне дома более восьми часов в день.

Купили — идите к ветеринару, чтобы сделать прививки и установить микрочип. Чип содержит уникальный 15-значный номер, который регистрируют в базе данных вместе с информацией о животном (порода, возраст, прививки) и его хозяине (имя, номер телефона, адрес). Чипы нужны, чтобы потерянные собаки не бродили по улицам и не занимали чужие места в приюте при живых хозяевах. А еще по чипу можно отыскать владельца, которого заподозрят в жестоком обращении. В крупных городах вроде Берлина или Гамбурга чипирование обязательно для всех собак, а в Бремене — только для крупных и бойцовских пород. За эти ветеринарные манипуляции вы заплатите еще примерно 100 евро.

Проект Why We Rescue: Келси забрала Бейби из приюта в Оклахоме. Источник

После надо получить лицензию на собаку в местном аналоге МФЦ (Bürgeramt) и сообщить о своем питомце в налоговую службу. Размер налога зависит от региона и количества животных. Например, в Берлине один пес обойдется в 120 евро в год, второй и последующий — по 180 евро. В Гамбурге — 90 евро за каждого.

Подобные налоги также есть в Австрии, Нидерландах, Швейцарии, Болгарии, США и Австралии. Ходили слухи, что их введут и у нас, но экспертам эта идея не нравится:

Теперь вам нужно оформить страховку на случай, если собака кому-то навредит, — минимум 6 евро в месяц. Вам также предложат купить ветеринарную страховку. Без нее можно обойтись, но иногда с ней выгоднее, потому что лечиться в Германии дорого для всех. Это еще 250 евро в год.

Вся машина была в шерсти, муж ругался, но я стояла на своем

Оксана Кудря, предприниматель, муниципальный подрядчик, исполняющий контракты по регулированию численности безнадзорных животных в Ростовской области

Бывший юрист в сфере ЖКХ и недвижимости, Оксана бросила свою работу, чтобы посвятить себя помощи бездомным животным, и два года руководит службой отлова и стерилизации животных.

— Я с детства любила животных, и с возрастом эта любовь стала только сильнее. Первыми моими питомцами стали новорожденные котята, которых я вытащила из мусорного бака. Этот первый опыт выкармливания, выхаживания, мои первые походы по клиникам я никогда не забуду, — рассказывает Оксана.

Оксана Кудря

Именно тогда девушка узнала, что есть люди, которые регулярно занимаются помощью бездомным животным, и она решила стать частью этой группы. С появлением машины Оксана стала помогать ростовской зоозащитной организации развозить животных по домам и приютам, а также ездить на отлов.

— Я хорошо помню, что первым моим пассажиром был кот. Муж очень ругался, что я машину порчу, после котов все сиденья в шерсти. Но я стояла на своем. Конечно, без экстренных ситуаций не обошлось. Один раз, зимой, когда мы выехали в поле на отлов собаки, у меня отказала задняя передача, и нам пришлось подкладывать ветки под колеса, чтобы выехать оттуда.

«Хозяев на всех не хватает — тем более хороших». Можно ли животных в съемное жилье, при беременности и у кого есть шансы выжить на улице

Затем Оксана занялась передержкой. Знакомая дала ей в пользование свою старую квартиру в центре города, и Оксана обустроила ее для своего дела. Условия там были ужасные: дом трещал по швам, штукатурка осыпалась, а самое ужасное — это проблемы с канализацией. Но со временем все наладилось, и Оксана на некоторое время даже оставила свою основную работу, чтобы больше времени уделить животным.

Самым страшным, но в то же время полезным опытом для Оксаны стал пожар 2017 года. Что делать в такой экстренной ситуации, как правильно себя вести, как структурировать работу, чтобы помочь животным — никто ей этого не рассказывал.

— Я кинула клич всем знакомым волонтерам и зоозащитникам, чтобы животных, каких найдут и не знают, куда пристроить, привозили ко мне. Дома у меня был целый штаб: мы обрабатывали звонки, сами обзванивали людей, узнавали, у кого какое животное, кто кого нашел, а кто потерял, делали портреты животных, — вспоминает Оксана. Тогда девушка со своей командой собрала более 100 животных и решила попробовать себя в качестве муниципального подрядчика.

Чтобы найти деньги на землю и оборудование, взяла кредиты, влезла в долги.

— Мы открылись в апреле 2018 года, а первый контракт получили в июле.

И только в декабре я смогла выплатить сотрудникам зарплату — до этого все работали на добром слове, мотивируя себя искренним желанием помочь животным.

Первые полгода работы я только вкладывала и ничего не получала сама: все деньги уходили в первую очередь на оборудование, корма для собак и все необходимое для клиники, а затем на зарплату сотрудникам.

Когда Оксана увольнялась с основной работы, она понимала, что идет на риск. Но она делала этот шаг осознанно. И мысли о том, что в какой-то момент все может рухнуть, она останется без работы и без денег, естественно, были. Но девушка уверена, что, когда есть желание, когда ты занимаешься делом, которое тебе по душе, и видишь результат своих стараний, ты перестаешь бояться.

— Я никому, кроме мужа, не сказала, потому что знала, что как только узнает семья, родители найдут доводы, чтобы я отказалась от своей идеи. Конечно, вдвоем было тяжело, но мы справились. И сейчас, когда я уже ни от кого ничего не скрываю, родители и брат меня во всем поддерживают: и морально, и финансово.

Сейчас у Оксаны нет никаких страхов. Девушка верит в свое дело и уверенно идет вперед, зная, что ее всегда поддержит семья.

Опасность, исходящая от бродячих собак

Предком собаки был дикий волк, потому у животного на подсознательном уровне сохранились многие его повадки, внешне подавленные культурной средой и близким соседством человека. Бродячая собака, лишенная заботы со стороны хозяина, быстро дичает, волчьи инстинкты берут верх над собачьими. Животное становится опасным, оно начинает проявлять агрессию к другим животным и человеку.

Стая

К сведению! Одинокие псы, вынужденные самостоятельно искать пропитание, образуя стаи, могут напасть на беззащитных людей и стать причиной их гибели.

Но даже если псина не агрессивная, она все равно потенциально опасна, является переносчиком таких заболеваний, как:

  • бешенство. Болезнь развивается после укуса. Передавшийся вместе с ним вирус поражает нервную систему. Если человек своевременно не получает нужного лечения, он умирает от паралича сердца. Перед этим появляются различные галлюцинации зрительного и слухового характера, отказывают руки и ноги, наблюдается обильное выделение слюны. В последние годы в РБ и РФ наблюдается рост заболевших бешенством животных;
  • эхинококкоз. В шерсти собаки прячутся не только блохи, но и другие опасные паразиты. Эхинококки проникают во внутренние органы человека и остаются там, выделяя токсины, в течение многих лет. Это может стать причиной возникновения серьезных проблем со здоровьем и летального исхода;
  • лептоспироз. Опасные бактерии, проникая через слизистые человека, во внутренние органы, вызывают болезненные мигрени и боли в мышцах. Заразившийся может умереть.

Обратите внимание! Дикие собаки часто заражены несколькими видами аскарид, при близком контакте с ними человек может подхватить блох. Зараза передается и домашним животным — кошкам, крупному и мелкому рогатому скоту

Если поблизости от жилья появились бродячие собаки, то нужно знать, куда обращаться, чтобы обезопасить себя.

Чипированный пес

Одни лечат, другие — калечат

В частном приюте под Уссурийском нашли убежище 320 собак и 135 кошек, их разместили в чистых домиках и вольерах. Хозяева оговаривают — больше животных они не принимают, и это категорично. Четыре года выигрывали тендер на отлов бездомных животных Уссурийского округа, в итоге — пришлось брать на себя заботу о питомцах. Покупать землю, обустраивать приют, нанимать ветеринаров. И всё это отнюдь не на государственные деньги. Всего стерилизовано 1 700 голов. Выпускать всех обратно в «среду обитания» совесть не позволяет.

Новость по теме

Дикий случай жестокого обращения с животными и их хозяйкой возмутил соцсети

руководитель НКО «Надежда» Елена Малыхина.

В марте прошлого года «АиФ-Приморье» написал, как в Артёме волонтёры обнаружили несколько зверски убитых собак. Судя по фотографиям, животных били и добивали по головам, отрезали уши, вешали на электрическом шнуре. Звучали предположения, что в городе орудует собачий маньяк. Полиция проявила бездействие. А ведь случай далеко не единичный.

— Каждый год открыто, на глазах детей травят крысиным ядом маленьких бездомных щенков, оторвавшихся от матери, — высказывается жительница Артёма Вера Никонова (по просьбе женщины фамилия изменена. — Ред.). — Дети видят, как они умирают, а ведь по закону сегодня это запрещено. Собак просто отстреливают.

Пенсионерка, она же по своей воле волонтёр, в свободное время выходит подкармливать бездомных животных. Иногда их лечит и спасает.

— Однажды увидела кота, которому обрубили хвост по самый позвоночник, выкололи глаза, — продолжает собеседник. — Вышла на волонтёров и лично отвезла животное на автобусе в ветеринарную клинику Владивостока. Сделали операцию на средства от благотворительного фонда. Мне очень жаль этих бездомных животных, которые страдают по вине людей. Поиграются и выбрасывают, а они разводятся. Я уверена — животное зря на человека не нападёт. А дети бросают в них палки, камни. Около одной из школ раненого голубя распяли — на крыло поставили камень и пуляли из рогатки, пока не добили. Нужно начинать говорить о добром отношении к животным с детского сада. Не любишь животное — обойди, не трогай его.

«Ничего личного, только бизнес»

На вопрос, почему она решила стать подрядчиком, директор приюта «Феникс» из Азова Елена Шкребец отвечает: «Мы решили навести порядок в городе». «Мы» — это общественная организация по защите животных «Феникс», которая в 2014 году создала приют с одноименным названием. Два раза «Феникс» выигрывал президентские гранты: на стерилизацию животных и благоустройство территории, а в 2016 году организация решила поучаствовать в тендере. В следующем году, «Феникс» снова стал подрядчиком, а вот в 2018 году проиграл.

«Опять влез один предприниматель, он открывал ветклинику, — вспоминает Шкребец. — Он нам тогда сказал: «Ничего личного, только бизнес». Животных убивал, а в отчете писал, что у всех собак заболевания, несовместимые с жизнью».

В прошлом году Елене удалось заключить муниципальный контракт, а в 2020 году администрация Азова для работы с подрядчиками взяла за основу контракт Московской области. Как говорит директор «Феникса», техническая база Московской и Ростовской областей очень разная. «На ту техническую базу приют еще не тянет, поэтому мы решили, что не сможем участвовать в тендере. Ждали шагов от департамента ЖКХ, но он нам навстречу не пошел».

В итоге подрядчиком стала молодая зоозащитная организация. Елена уверена, что они не убивают животных, но есть другая проблема — «Феникс» завалили щенками, потому что те исполнители контракта щенков не забирают. Сейчас в приюте 600 собак, в том числе 58 щенков, и 80 кошек.

Елена жалуется на отсутствие поддержки со стороны государства в период, когда «Фениксу» не удается получить контракт. Директор приюта говорит, что не понимает, на что содержать собак, которых организация отловила за год. «Наш город маленький, 80 тыс. жителей, если мне придет за неделю 5 тыс. руб., это уже радость. Если на следующий год мы опять выиграем, а потом проиграем, то что делать? Собаки-то никуда не денутся». Елена настороженно относится к ОСВВ, так как считает, что животные не должны быть на улице, потому что подвергаются слишком жестокому обращению.

Елена утверждает, что в месяц на содержание 600 собак и зарплату работникам нужно 150-180 тыс. руб., а чтобы привести приют в соответствие со всеми требованиями, прописанным для муниципальных приютов Ростовской области, «Фениксу» потребуется еще 5 млн руб.

«Люди пришли только за деньгами»

Директор Ассоциации «Благополучие животных» Маруся Лежнева и юрисконсульт организации Екатерина Кузьменко говорят, что после принятия закона увеличилось количество подрядчиков-зоозащитников, готовых отлавливать и содержать животных по новым гуманным принципам.

До 2018 года многие не могли участвовать в тендерах, потому что в техническом задании было прописано убийство животных. А сейчас у большинства регионов поменялось законодательство, и люди из зоозащиты готовы заключать контракты с заказчиками», — говорит Лежнева.

По подсчетам, в России всего около ста подрядчиков-зоозащитников.

Один из них — Евгений Сидоров, директор челябинской службы отлова ООО «Урал-Мегвэй». Евгений, инженер по образованию, еще в 2014 году стал помогать зоозащите отлавливать бездомных собак. По инструкции из интернета сделал ружье, стреляющее шприцами со снотворным, и был одним из первых, кто начал гуманный отлов: «У нас в Челябинске всегда либо сразу убивали безнадзорных животных, либо потом они умирали в пункте временного содержания — их усыпляли — или увозили на утильзавод», — рассказывает Евгений. Когда в силу вступил закон о животных, зоозащитники попросили мужчину пойти на тендер и выступить подрядчиком по отлову и содержанию животных без владельцев.

В 2020 году Евгений впервые участвовал в тендере — и стал подрядчиком. Мужчина говорит, что впервые в Челябинске контракт на отлов выиграл представитель зоозащиты. «Разыгрывались два контракта — на отлов и на содержание животных общей суммой 14 млн руб. Моим конкурентом была компания, которая специализируется на вывозе мусора и уборке снега, и было очевидно, что люди пришли только за деньгами. Фирма, к сожалению, стала подрядчиком по содержанию, так как очень сильно снизила цену закупки. Но контракт на отлов забрал я, хотя цену за него конкурент уронил на сорок с лишним процентов — сумма, в общем-то, достаточная, но на грани», — делится мужчина.

Евгения Сидорова не устраивает, что основным критерием для заключения контракта является низкая цена, в то время как опыт в сфере обращения с животными не учитывается.

При этом в рамках закона о госзакупках заказчик может определить исполнителя контракта с помощью конкурса — и рассматривать не только ценовой, но и качественный фактор, например, хорошо обустроенный приют и грамотный персонал. Юрист Екатерина Кузьменко объясняет, что это помогает выбрать добросовестного исполнителя, но конкурс — длительная и трудоемкая процедура, поэтому в основном для определения подрядчика используются котировки и аукционы. Она уверена, что в этих случаях возможна коррупционная составляющая: «Недобросовестные игроки готовы предлагать низкую цену, потому что они надеются на то, что отловят и утилизируют собак, и это будут копеечные затраты. Поймать и отвезти на утильзавод стоит недорого, а остальные деньги можно забрать себе. Кроме того, крайне тяжело проверить, сколько собак они умерщвили. Очень легко отловить 50 собак, а написать, что их было 160. И это дешевле, чем лечить животное, кормить, стерилизовать, ухаживать за животными. Если на конкурентную процедуру выходят добросовестный и недобросовестный исполнитель, то, к сожалению, второй становится победителем, так как может снизить цену — ведь все равно не будет реализовывать полный комплекс услуг».

Екатерина Кузьменко считает, что ответственность за выполнение контракта двусторонняя, и многое зависит от заказчика, причем еще на начальном этапе работы: грамотное оформление ТЗ, адекватные цены за услуги, а после — контроль за качественным исполнением контракта.

Евгений Сидоров утверждает, что заказчик у него добросовестный, он внимательно следит за работой службы, и это даже вызывает некоторые сложности: «Видеосъемка — большая проблема для нас (по закону, подрядчик обязан вести видеозапись отлова животных и передавать заказчику по первому требованию. — РБК Тренды). Раньше мы снимали на мобильные телефоны, но это крайне неудобно и неудачно. Из-за плохого качества видео довольно много животных нам не оплачивают. Видимо, надо нанимать штатного видеооператора и возить его с собой».

О том, что стал подрядчиком, мужчина не жалеет, но говорит, что заработать на контракте не получилось: «Если бы мы отыграли на начальной цене контракта, это было бы прибыльно, сейчас — ну где-то чуть выше точки безубыточности. Никто не застрахован от прихода случайных людей, которые начинают демпинговать».

«Такая ситуация по всей России»

Именно на этом этапе и начинаются сложности. Выпущенные на волю бездомные собаки возвращаются в ППЖ – туда, где всегда была еда и о них заботились.

На призывы сократить численность бездомных хвостатых отреагировала глава Якутска.

«По новому закону категорически запрещается убийство животных под любым предлогом. В настоящее время на улицах нашего города можно встретить собак с биркой в ухе. Она означает, что животное стерилизовано или кастрировано, привито от бешенства, проглистогонено и обработано от вшей и блох. Отлавливать собак с биркой в ухе не положено, они имеют право жить в городе. Бирка — знак, что животное не агрессивно, не принесет вреда и потомства. Это означает, что в ближайшее время несколько тысяч собак на законных основаниях будут жить на улицах Якутска. И такая ситуация по всей России», — написала Сардана Авксентьева в своем Instagram.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwitterВКонтакте
Напишите комментарий

тринадцать − 2 =

Adblock
detector